Нам нужен аналог Парижского соглашения для спасения жизни на Земле

Учёные, занимающиеся защитой дикой природы, считают, что нынешний кризис, связанный с массовым исчезновением видов, требует создания амбициозного проекта в стиле Парижского соглашения. Также они утверждают, что требования должны выдвигаться не только национальным государствам, но и корпорациям.

«Давайте говорить честно, - пишет Джереми Хэйнс для The Guardian. - Реакция мирового сообщества на растущие доказательства массового исчезновения видов и общей экологической деградации в основном была незначительной. Действия по защите носят скорее беспорядочный характер и в целом они очень скромные: здесь объявили территорию охраняемой, там провели программу сохранения, тут приняли несколько новых законов, а вот тут дали немного денег».

Проблема в том, что эти действия (важные и похвальные сами по себе) никоим образом не соответствуют масштабу катастрофы.

Но некоторые учёные начинают призывать к более высоким амбициям, и они утверждают, что надо разработать документ, который станет аналогом Парижского климатического соглашения. Особо важно, чтобы документ был направлен не только на государства, но и на частный сектор экономики.

 

Глобальное соглашение ради природы

В 2016 году Эдвард Осборн Уилсон – один из самых известных современных эволюционных биологов в мире – издал книгу «Половина Земли», в которой он описал, что для спасения жизни на Земле мы должны половину площади планеты отвести под различного рода резервации.

В прошлом году 49 учёных написали знаменательную статью, в которой рассказывалось о том, насколько реален проект «Половина Земли».

Но главный вывод оказался следующим: «Мы предлагаем глобальное соглашение ради природы – своеобразный аналог Парижского соглашения. Оно поможет усилить защиту и восстанавливать среды обитания, осуществлять стратегии защиты природы на национальном и экорегиональном уровнях, а также расширит права и возможности коренных народов для защиты своих земель».

По сути, это призыв к созданию глобального соглашения, которое будет направлено на то, чтобы площади парков по всему миру радикально увеличивались – вплоть до воплощения проекта «Половина Земли». Также должны увеличиваться охраняемые территории коренных народов. В настоящее время коренные народы признаны одними из лучших защитников природы.

«Ряд эмпирических исследований говорит, что нам нужно «выделить» около половины морских территорий и территорий на суше, чтобы избежать наихудшего сценария развития двух крупных экологических катастроф – изменения климата и шестого кризиса исчезновения видов», - говорит ведущий автор исследования Эрик Динерштейн.

Такое соглашение, вероятно, подпадает под действие Конвенции ООН о биологическом разнообразии, впервые представленной в 1992 году в качестве международного договора. Сейчас Конвенция собирается один раз в два года.

 

Конвенция о биологическом разнообразии

В 2010 году страны Конвенции о биологическом разнообразии (КБР) приняли 20 Целей Аичи, которые, по идее, должны быть достигнуты к 2020 году. В 2018 году большая часть целей остаётся не достигнутой.

Среди них – сокращение потерь сред обитания вдвое и такое же сокращение обезлесения, устойчивое управление рыболовством, предотвращение исчезновения видов, которые уже находятся под угрозой, сведение воздействия изменения климата на коралловые рифы к минимуму.

Скелеты животных в сравнительной анатомической галерее Национального музея естественной истории. Париж, Франция. Фото: Мартин Бюро

К одной из целей мы уже близки: выделение 17% площади суши и 10% морских и прибрежных территорий под так называемые охраняемые территории. Сейчас фактически такой статус имеет 15% суши и около 8% океанов.

Конвенция о биологическом разнообразии имеет и ряд недостатков.

Во-первых, оно не имеет обязательной силы, и следование его требованиям носит добровольный характер.

Это была вынужденная уступка, которая позволила привлечь к Конвенции большее количество стран, но реальность такова, что из-за этой уступки сейчас фактически отсутствуют законные способы принудить кого-либо к чему-либо в рамках соглашения. Заинтересованные государства могут оказывать определённое давление, но не более того.

Во-вторых, среди стран-подписанток нет одного крупного и важного на мировой политической арене государства – Соединённых Штатов Америки. Строго говоря, соглашение было подписано Биллом Клинтоном в 1993 году, но никогда не было ратифицировано Конгрессом. Все остальные страны приняли участие в соглашении.

В-третьих, Конвенции не удалось привлечь такое количество внимания со стороны средств массовой информации, которое получали и продолжают получать различные климатические декларации. По какой-то причине соглашение о судьбе миллионов видов на Земле просто осталось незамеченным.

Поскольку срок достижения целей Аичи истекает в 2020 году, Конвенция о биологическом разнообразии нуждается в замене. И похоже, что идея Половины Земли будет обсуждаться в этом контексте.

Исполнительный секретарь Конвенции о биологическом разнообразии Кристиана Пашка Палмер недавно сказала, что новое соглашение должно включать предложение сделать половину планеты более дружественной к природе к 2050 году.

Это не совсем то же самое, что предлагает проект «Половина Земли», но даже такое предложение покажет значительное повышение амбиций по сравнению с целями Айчи, установленными почти 10 лет назад.

Бывший министр Румынии по охране окружающей среды, вод и лесов Пашка Палмер говорит, что биоразнообразие – это «инфраструктура», которая позволяет нашей планете существовать и развиваться.

«На мой взгляд, мы должны обеспечить пользование планетой в соответствии с принципом устойчивости, - сказала она в интервью. Но это, по её словам, потребует глобальных изменений в экономике. - Нам нужно перейти к экономической модели, которая будет учитывать тот факт, что мы существуем в замкнутой системе, и что наш экономический рост ограничен экологическими границами планеты».

 

Кто будет платить?

Возможно, главная причина, по которой природоохранные проекты развиваются недостаточно, - это финансирование. Но сейчас деньги - это наименьшее из необходимого.

«Правительства обеспечивают недостаточный уровень финансирования в надежде, что кто-то другой покроет расходы, - говорит Эдвард Барбье, экономист из университета штата Колорадо. - Нынешний кризис биоразнообразия во многом обусловлен отсутствием международных обязательств и финансирования в последние 25 лет».

Яванские медленные лори, спасённые в Индонезии. Этот вид находится под угрозой исчезновения из-за того, что на этих животных охотятся для использования в традиционной китайской медицине и для незаконной продажи в качестве домашних питомцев. Фото: International Animal Rescue Indonesia

Барбье – ведущий автор недавно опубликованной статьи, предлагающей новый способ найти поддержку для других восьми миллионов видов на планете.

«Для защиты животных и растений по всему миру потребуется финансирование в размере порядка 100 миллиардов долларов в год, а сейчас оно находится на уровне 4-10 миллиардов долларов в год», - говорит учёный, демонстрируя тем самым глобальный дефицит финансов, необходимых для защиты природы на должном уровне.

Барбье уверен, что для того, чтобы привлечь необходимые средства, надо не только требовать правительственных инвестиций, но обращаться и к частному сектору экономики. Он и его соавторы утверждают, что любое новое соглашение должно создать механизм, который позволит частным корпорациям присоединиться к нему с их собственными целями и вкладывать средства.

Но что заставило бы частные компании подписываться под такого рода соглашением?

«Корпорации зависят от здоровья наших экосистем и поэтому рискуют потерять те основы, на которые опирается их бизнес, - объясняет Томас Дин, соавтор статьи и профессор устойчивого развития из университета штата Колорадо. - Растущая осведомлённость об этой проблеме будет всё чаще побуждать корпорации к участию».

В документе указываются отрасли, для которых биоразнообразие имеет жизненно важное значение, - такие как рыболовство, лесное хозяйство, сельское хозяйство, страхование.

«Слишком долго мы рассматривали корпоративные и экологические интересы как конкурирующие. Так или иначе, они должны совмещаться и согласовываться, если мы хотим добиться успеха и в экономическом, и в экологическом плане, - говорит Дин. - В конце концов, это основная цель экономической системы – служить потребностям общества в краткосрочной и долгосрочной перспективе».

 

Реальные действия

Но насколько вообще возможно защитить 50% планеты? Давайте определим это следующим образом: это не невозможно.

Исследование Динерштейна, проведённое в 2017 году, показало, что более 10% от всех 846 экорегионов на суше уже достигли 50%-ой защиты. Более того, ряд стран, включаю Намибию, Бутан и Венесуэлу, на суше защищены почти на 50%.

Динерштейн говорит, что защитникам природы придётся проявить творческий подход для достижения такой амбициозной цели, но он считает, что она вполне достижима.

Коренные жители ловят в реке рыбу, используя лук и стрелы. Учёные поняли, что чаще всего лучшими защитниками экосистем являются коренные племена. Фото: WIN-Initiative

«Мы должны будем включать полуинтегрированные районы, управляемые районы, районы, находящиеся под защитой коренных народов и, вероятно, будут восстановлены 7-10% ключевых зон. Главное в этом процессе – работать в соответствии с выработанной стратегией».

Это не означает, что каждый экорегион может достичь цели. У некоторых из них нет никаких шансов. Исследование показало, что в 207 экорегионах мира осталось менее 4% мест обитаний.

Динерштейн говорит, что выйти на 50% в этих регионах – практически нереальная задача, но нацеленность на 10-15% может стать отправной точкой.

Это стремление будет также иметь огромное значение для решения ещё одной глобальной экологической проблемы: изменения климата.

Сохранение и восстановление лесов и других мест обитания уже давно рекламируется как один из самых быстрых и дешёвых способов сокращения глобальных выбросов углекислого газа. Сегодня около 15% выбросов СО2 напрямую связаны с вырубленными лесами и осушенными болотами.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 12.07.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.