Удар в живот Малышу или доза дитилина? Служба отлова Витебска не выплатит владельцам $2000 за смерть собаки

18 мая в суде Первомайского района города Витебска судья отказала в удовлетворении иска семье, требовавшей возместить стоимость собаки, которая погибла в машине бригады отлова. Суд не усмотрел причинно-следственную связь между действиями ловцов и наступлением последствий в виде смерти животного.

22.05.2018 Грамадства Аўтар: Виктория Дашкевич Фота: Соцсети

Собака – одна, историй гибели две

День 16 июля 2016 года семья Савко не забудет никогда. Александр и Анна, вместе с сыном и собакой породы американский акита по кличке Малыш провели его за городом. Неприятный инцидент случился возле самого дома вечером: Малыш вывернулся из ошейника и, решив погулять самостоятельно, убежал. Александр остался с сыном, а Анна, прихватив лакомство для собаки, отправилась догонять питомца.

Но вернуть Малыша ей так и не удалось. Московский проспект, где жила семья, в тот день охранялся по-особому: на открытие «Славянского базара» ждали президента страны. Один из многочисленных сотрудников ГАИ рассказал Анне, что собаку забрал отлов, бригаду вызвали, заметив крупное животное без хозяина.

А дальше есть две разные версии развития событий. Сотрудники спецавтобазы, которые занимаются отловом безнадзорных животных, рассказывают, будто собака проявляла агрессию, поэтому её пришлось пару раз ударить ногой в живот. После этого животное стало послушным и спокойно село под куст. Тогда два работника отлова смогли взять её за лапы и посадить в машину, в клетку. А когда машина прибыла к специально отведённому месту на полигоне, чтобы оставить там собак, погибших в течение дня на дорогах, стало ясно, что Малыш тоже мёртв.

Совсем другую историю рассказывают свидетели. И молодая девушка, гулявшая в тот день во дворе с племянниками, и пожилая женщина, вышедшая на балкон, описывают одну и ту же картину: по двору шёл мужчина в камуфляжной форме, его сопровождала собака без ошейника и поводка. Вдруг собака упала, вытянув передние лапы, вздрогнула и больше признаков жизни не подавала. К животному подъехал фургон, двое мужчин – сопровождавший пса и вышедший из машины – надели белые перчатки, раскачали животное, взяв за лапы, и с грохотом забросили в кузов.

– Я ещё подумала: плохо собачке стало на солнце, – вспоминает пожилая женщина. – Но ведь если так бросить, можно же ей рёбра переломать.

Девушка – собачница со стажем – за происходящим следила внимательнее. Она уверена, что видела, как человек в камуфляже выстрелил в собаку из длинной трубки, будто рябиной плюнул. И после этого на боку Малыша что-то повисло…

Тем, кто хоть однажды сталкивался с методами негуманного отлова животных, очевидно: это мог быть дротик с дитилином – препаратом, применяемым в ветеринарной практике, но запрещённым для использования во время отлова животных.

Так был ли дитилин?

О существовании этого препарата в природе и о возможности применения его в качестве вызывающего паралич, истцы узнали, как ни парадоксально, от сотрудника спецавтобазы, участвовавшего в тот день в отлове акиты. Молодой мужчина вскоре после инцидента сам вышел на связь с семьёй Савко. Он рассказал, что запрещённый дитилин покупает мастер бригады отлова где-то в России, а в машине хранится специальная трубка для метания опасного препарата: собаки попадаются разные, случается, и агрессивные. Поэтому без подобных вещей отлову не обойтись.

Несмотря на то, что эту информацию мужчина повторил несколько раз, а его показания были записаны на диктофон, в зале суда он от своих слов поспешил отказаться. Дескать, выпивал в компании друзей, увидел в интернете объявление, и решил, предоставив ложные сведения, получить денежное вознаграждение, хозяева обещали его за любую информацию о питомце.

– На встречи я приходил пьяным, что говорил – не помню. И всё это – не правда, – резюмировал он.

От чего на самом деле погиб Малыш, сейчас сказать очень сложно. Начальник городской ветеринарной станции Дмитрий Хрипанков, приглашённый в суд в качестве эксперта, не исключает и гибели от ударов ногой, которые при стечении определённых обстоятельств могли вызвать смерть животного, и смерти от большой дозы дитилина. А вот болезнь или возможное отравление дали бы знать о себе ранее, не вызвав мгновенную смерть.

Не отдавая предпочтения ни одной из версий, ветеринарный врач заметил, что на данный момент дать однозначный ответ практически невозможно: для этого должно было быть проведено вскрытие собаки. На эту процедуру в ветеринарную станцию доставляют в обязательном порядке только тех животных, которые укусили или ослюнили человека и при этом могут быть заражены бешенством. Все остальные трупики бригада отлова спецавтобазы утилизирует на полигоне.

Если признать доказательства использования дитилина только косвенными, нельзя отрицать другие проявления жестокого обращения с животными: собаку ударили ногой, а потом забросили в кузов машины. И всё-таки суд не усмотрел связи между действиями бригады и смертью собаки. В результате в удовлетворении иска потерпевшей стороны отказано. Государственное предприятие «Спецавтобаза города Витебска» не должно выплачивать семье Савко сумму, эквивалентную 2000 долларам США – именно столько стоил щенок.

Друга не вернуть ни за какие деньги. Но наказание рублём могло бы стать поводом пересмотреть методы отлова и регулирования численности безнадзорных животных, сделав их более гуманными. Очень жаль, что сегодня это не случилось.

А мы позволим себе напомнить вам самые резонансные происшествия на Витебщине, связанные с жестоким обращением с животными. А также наказания, которые за свои действия понесли виновные.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 22.05.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.