«Поцелуй Басю в нос от меня». Как на съёмной квартире живёт счастливое звериное семейство

Сегодня проект «Лохматые судьбы» расскажет вам про одну необычную звериную семью из 5 душ. Когда мы отправлялись в гости к их хозяйке Виктории, были уверены: предстоит встреча только с собакой Барбарой, которую очень хорошо помнят в приюте. На месте же всё оказалось несколько иначе.

31.03.2017 Грамадства Аўтар: Виктория Дашкевич Фота: Виктория Дашкевич

Бася, как ласково её кличут в новой семье, прожила в вольере около полутора лет, но так и не избавилась от страха. Её дважды пытались забрать в дом, и оба раза возвращали. Собака боялась всех: работников, волонтёров, посетителей. Алла — давний волонтёр приюта, узнав, кто станет следующим героем проекта, попросила: поцелуй Басю от меня в нос, как я ни старалась, так и не смогла её даже погладить. 

 

Большая семья в маленькой съёмной квартире

Дверь открывает невысокая, хрупкая женщина. Это — хозяйка Баси Виктория. А в коридоре уже ждут две питомицы: чёрная Барбара и рыжая Фея. Они очень похожи — ушки торчком, длинные лисьи мордочки, пушистые хвостики-метёлки. Будто две сестрички. На самом деле сестрички не они, а их хозяйки. Фея — тоже приютская собака, она живёт у Викиной сестры, но очень часто гостит у своей «крёстной мамы», благо поселились женщины недалеко друг от друга. Сильные собаки буквально выносят свою маленькую хозяйку из квартиры, и мы идём на Юрьеву горку, гулять.

Кроме Баси и Феи у Вики на передержке находится кошечка, а постоянно живут мышь и рыжий кот. Рыжика когда-то подобрал на улице Кирилл — Викин сын. Кот был совсем диким и две недели жил в шкафу. Рядом со шкафом поставили лоток, туда же приносили миску. Выходил Рыжик только тогда, когда оставался дома один: покушать и справить нужду, исключительно в отведённом месте. И терпение хозяев принесло свои плоды: кот, который сначала шипел и царапался, стал даваться в руки. А потом подружился с Феей, Баси в семье ещё не было.

Фея же вообще всех малышей жалеет. Даже мышку в клетке: когда её выпускают, она и в ухо Фее заглянет, и по шерстке полазит, чувствует, что не обидят.

Но, пожалуй, самое удивительное то, что живёт всё это большое дружное семейство на съёмной квартире.

— Наш хозяин очень понимающий человек, — говорит Вика. — У него одно условие: чтобы не было жалоб от соседей. На этой квартире мы уже около 5 лет, и его не раздражают наши животные, про количество которых он знает. А для нас питомцы — это наш уют. И мы по съёмным квартирам будто бы его с собой возим. Я иногда замечаю: появляются объявления, мол, отдаём собаку в связи с переездом. У меня тогда возникает только один вопрос : вы куда так переезжаете, что с собой нельзя взять животное? Отказались хозяева принять вас в квартиру с питомцем — найдите другую квартиру. В нашем городе достаточно разумных, понимающих людей. Не верю, что встретиться с ними невозможно.

Барбара

 

Трусливая актриса Барбара

Барбара живёт у Вики ровно год, её забрали в марте 2016-го. Инициатором завести в доме ещё одно животное был муж. Это он долго уговаривал, выбирал питомицу в приютских альбомах, а когда его поддержал и сын, Вика сдалась. Не то, чтобы она была против собаки, просто на тот момент у женщины было много командировок, она практически не бывала дома, а ответственность осознавала очень хорошо.

Фея

В приют Басю привёз отлов. Сейчас трудно даже смоделировать те условия, в которых жила эта девочка. Собака была не просто напуганной — она была закомплексованной, зашуганной, забитой. Некоторое время спустя хозяева заметили: у девочки нет половины ушка. До сих пор она не любит больших шумных компаний, терпеть не может запаха алкоголя. И если Фея может рыкнуть на выпившего человека, стать на защиту своей семьи, то Бася предпочитает ретироваться, спрятаться за хозяев, которым поверила когда-то раз и навсегда.

Первую неделю в новом доме Барбара боялась даже спускаться по лестнице, на выгул её носили на руках. Я невольно оцениваю взглядом толстушку и прикидываю, сколько она могла бы весить. Вика перехватывает взгляд, всё понимает:

— Да, за зиму девочки поправились. На диету пора. Особенно Барбаре.

Бася — безнадёжная сладкоежка. Стоит купить пирожное или мороженое — она тут как тут. Конечно, все жалеют приютскую девочку, балуют. А та, если не получает угощения, обижается.

— Вид у собаки, как будто она при смерти, а её спасать не собираются, — улыбается Вика.

Фея, напротив, переборливая. Она долго думает, рассматривает еду в тарелке, решая, по вкусу ли ей меню. Пока та медлит, Бася может выбрать и у себя, и у подруги все лучшие кусочки. В семье даже присказка появилась: иди, Фея, ешь, а то Бася уже на кухне. Стоит так сказать, как рыжая привереда уже возле миски — в большой семье клювом не щёлкают.

Но главный в этой компании всё-таки Рыжик. Пока кот не поест, девочки к мискам не подходят. А тот наглец будто понимает, что оказался на верхушке иерархии: отобедает, а потом присядет возле мисок, чтобы помыться. Даром что собаки рядом, очередь ждут, слюной исходят.

— Я знала, что Барбара пугливая, — продолжает Вика. — Но пугливость меня не беспокоила. Единственное, меня волновало, чтобы она не трогала кота. Рыжика вырастила Фея, он собак не боится, мне не хотелось для него стрессов.

Всё стало понятно уже в первый день. Бася лежала на диване (есть у нас специальный старый диван для собак), прибежал кот, запрыгнул, понюхал её и пошёл по своим делам. Будто эта собака жила здесь всегда. У Баси же от удивления глаза из орбит вылезли, она взялась было гавкнуть, но мы не дали. Так и живут с тех пор. Мирно и спокойно.

В семье Барбара избавилась от своего панического страха, но охранницей так и не стала. Знает свою семью, знает людей, которые приходят в гости. Но всех любит, жалеет, целует. Рыкнуть позволяет себе разве что на Викиного мужа. И то, только тогда, когда любимая хозяйка отдыхает, а тот пытается её разбудить. Рычание получается тихое, сквозь зубы. Мол, не подходи, не трогай, пожалуйста.

А ещё у Баси обнаружился актёрский талант. Ударит, случается, лапу, бежит к хозяйке, чтобы та пожалела, посочувствовала. Получив свою долю ласки, возвращается играть. Но стоит только Вике спросить: «Что, Бася, ножка уже не болит?» — как собака начинает усиленно прихрамывать, припадать на «очень больную» лапку. Она вообще слишком чувствительна к ласке. Будто старается дополучить свою порцию человеческого внимания, которым была обделена в детстве.

С работы Вику встречают втроём: Фея, Бася и Рыжик. И Барбара готова растолкать всех, чтобы первой погладили её. Знает, что может получить от Рыжика когтистой лапой по носу, но всё равно глаза закроет и лезет напролом, к хозяйской руке.

 

Почему их бросают?

Бася — не единственный Викин «подобрыш», кошечка на передержке — не первая и не последняя. Сколько уже Вика приютила их, несчастных, запуганных, грязных, скольким нашла новый дом, скольких вылечила… Она не задумываясь, поступает так, как привыкла. И только недоумевает, почему воспитанные, неагрессивные животные оказываются на улице? По «подобрышам» же видно: когда-то эти кошки и собаки жили в доме, с людьми. Что могло случиться, как могла повернуться жизнь, чтобы своего питомца, практически члена семьи выгнать на улицу?

— Очень хочется своего жилья, и чтобы это обязательно был частный дом, — мечтает Вика. — Тогда я взяла бы ещё животных. С улицы или из приюта. Ведь такие звери — самые благодарные. Мы с мужем ездим в приют помогать с выгулом. Гуляем с собаками, смотрим друг на друга и понимаем без слов: и эту забрали бы, и от той не отказались бы. Но если ещё по собаке принять, тогда мы сами точно будем спать на кухне!

И Бася, и Фея любят спать на хозяйской кровати. Хоть и диван у них есть свой, и лежанки.   

— Вроде лягут туда, — рассказывает Вика. — А потом Бася на полусогнутых идёт тихонько к нам. Так и спим. Рыжик между нами, Бася в ногах, где-то рядом Фея. Ни ноги вытянуть, ни голову повернуть. Может, с точки зрения воспитания это и неправильно. Но мы не задавались целью приучить их к строгому порядку. Наши животные хитрые и очень умные, они сразу сообразили, что можно, а что — нет. Лапы вымыты, глисты и блохи выведены. Ну и пусть спят там, где им хорошо, за свою жизнь они уже натерпелись.

Собаки бодро шагают к дому: нагулялись. Но Вика замечает: сейчас вернётся Кирюша, и обе девчонки будут снова проситься на улицу, потому что знают: в доме, где они любимы, их маленькие капризы выполняют всегда. И даже трусишка Бася больше никого и ничего не боится. Даже незнакомой тётеньки, которая, прощаясь, зачем-то целует её в мокрый нос.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 31.03.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.