Бездна тонкостей и перспектив: как развивается экотуризм в Беларуси

26.05.2017 Жывая прырода Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец, Ольга Каскевич, Кузьма Синоптик, pixabay.com

У беларусских властей большие планы на экотуризм: ему нужен брендинг и узнаваемое лицо, больше экскурсоводов и визит-центров. Если верить официальным цифрам, стратегия его развития в стране успешно выполняется. Однако слишком увлекаться не стоит: толпы людей и жажда прибыли могут помешать охране природы.


У беларусских властей большие планы на экотуризм: ему нужен брендинг и узнаваемое лицо, больше экскурсоводов и визит-центров. Если верить официальным цифрам, стратегия его развития в стране успешно выполняется. Однако слишком увлекаться не стоит: толпы людей и жажда прибыли могут помешать охране природы.

 

Государство декларирует развитие

— Экотуризм в Беларуси имеет много перспективных направлений развития, прежде всего на особо охраняемых природных территориях, — сказал на пресс-конференции 24 мая начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Николай Свидинский.

 

Новое видение экотуризма на ООПТ появилось чуть раньше, в начале 2017 года. Тогда были внесены изменения в Национальную стратегию развития системы особо охраняемых природных территорий до 1 января 2030 года.

Появилось понятие «экотуризм», и было отмечено, что на ООПТ есть потенциал для его развития. Документ предлагает работать с брендингом, государственно-частным партнёрством и разработать единый интернет-портал.

 

ООПТ стало больше, и им нужны туристы

Документ зафиксировал рост количества ООПТ в Беларуси как по количеству объектов, так и по площади.

Если на 1 января 2014 года в Беларуси насчитывалось 1213 особо охраняемых природных территорий, то 1 августа 2016 года их стало уже 1275. Общая площадь на 1 января 2014 года составляла 1 615 400 га (7,8% от площади страны), сейчас — 1 825 200 га (8,79%).

Планируется, что к 1 января 2030 года объектов, где оказывается «широкий спектр туристических услуг», станет больше. Рекреационная нагрузка на ООПТ в Беларуси, по словам Николая Свидинского, позволяет принимать больше гостей:

 

 

— Сейчас объекты не загружены, и им ничего не угрожает, — утверждает он.

 

 

Волны верховых болот

Как рассказали участники пресс-конференции, туристы могут ходить на болотоступах и учиться дайвингу (в ГПУ «Ричи»), сплавляться на плотах (в республиканском заказнике «Днепро-Сожский»). В планах Березинского биосферного заказника — организация путешествий по верховым болотам.

— Ты шагаешь, а перед тобой напочвенный покров, и волна по нему куда-то уходит. Ты понимаешь, что под тобой бездна. Это интересно и немного страшно. Человек должен видеть натуральность путешествия, но безопасность на первом месте, — описывает Андрей Прокошин, директор Березинского заповедника.

Главное, чтобы ООПТ не страдали от добычи торфа и мелиорации, как возможный заказник «Дитва» или болото Докудовское, часть которого отдали на торфоразработку.

По мнению Константина Чикалова, заместителя председателя ОО «Багна», беларусские болота могут стать нашей визитной карточкой. Но нужно бережно относиться к гидрологическому режиму.

— Наш потенциал в том, что многие природные экосистемы сохранились нетронутыми, — подчёркивает он.

 

Иностранцу в Беларуси не хватит английского

Представители природоохранных учреждений и власти говорят о важности коммуникации на иностранном языке. Но пока, по словам Константина, в туристических местах мало стендов и карт с маршрутами не то чтобы на английском — даже на беларусском и русском.

 

— К сожалению, поток иностранных туристов небольшой, что, видимо, сказывается на мотивации изучить английский язык, чтобы грамотно принять и обслужить туриста, — говорит собеседник.

По его мнению, с этой проблемой могли столкнуться 2500 иностранцев, приезжавших в 2016 году в заказник «Споровский». Всего же там приняли 25 000 туристов.

Беловежскую пущу в прошлом году посетили 430 000 человек, из них 65 000-70 000 — иностранцы, в том числе 4370 приехали без визы. А вот Березинский биосферный заповедник посмотрело несколько меньше туристов — около 40 000, из которых примерно четверть — зарубежные гости.

 

Человек и медведи

Там же посетители могут увидеть медведя, в Налибокской пуще — попасть на фотоохоту, а в заказнике «Озёры» — наблюдать за зубрами.

По мнению Константина Чикалова, наблюдение за животными — то, на чём мы можем выиграть:

Я вижу огромный потенциал в развитии бёрдвотчинга. Лишь за весну Полесье посещают десятки орнитологов со всего мира. А кто у нас хоть раз в жизни видел волка? Можно развивать такой туризм, показывая волков и других редких в Европе хищников и млекопитающих.

 

Охотничье хозяйство соседствует с экотуризмом

Тонкий вопрос — одновременное существование в ООПТ экологического и охотничьего туризма.

— Одно другому не противоречит, — убеждён Николай Свидинский, кстати, до назначения начальником управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды проработавший заместителем председателя Беларусского общества охотников и рыболовов и главным советником отдела природных комплексов и промышленного производства Управления делами президента Беларуси. По его мнению, чтобы эти два вида туризма успешно соседствовали, необходимо грамотное ведение охотничьего хозяйства:

 

— Планирование изъятия биологических видов является основой для успешного решения задач охотничьего хозяйства и людей, которые приезжают за этой услугой. Это размещение, приём и организация охот на должном уровне, трофейные качества предлагаемых животных без ущерба для популяции на территории хозяйств, — говорит он.

Но с точки зрения природоохраны противоречие как раз в том, что самый котируемый зубр — это здоровый, а не ослабленный и больной.

Но Николай Свидинский уверен: баланс найти можно, тем более что часто таким туризмом в заказниках занимаются охотничьи хозяйства.

— Разрешите, я дополню, — присоединяется к разговору генеральный директор нацпарка «Беловежская пуща» Александр Бурый. — Охота отчасти вынужденная мера. У нас 512 зубров, и их больше нормы на 50 голов. И мы, спасая вид, не должны терять насаждения.

 

 

«На выходных не хватает велосипедов»

На природоохранных территориях сейчас активно развивается велотуризм.

 

«Лет 5-6 назад у нас [в прокате] было 50 не всегда востребованных велосипедов, сейчас — 300, и на выходных их не хватает», — рассказывает Александр Бурый.

В пуще действует 4 веломаршрута. Длина каждого — до 24 километров, большая часть с асфальтным покрытием. Длина всех 25 туристических маршрутов — 430 километров.

 

«Строительство велодорожек приведёт к вырубке большой части леса»

Однако дальнейшее развитие велоинфраструктуры в национальном парке беспокоит местных жителей. Сегодня редакция Зелёного портала получила от них анонимное письмо:

«В ГПУ НП «Беловежская пуща» планируется строительство велодорожек (предприятие участвует в трансграничном проекте). Их собираются строить рядом с имеющимися асфальтированными дорогами, проложенными по национальному парку. Это приведёт к вырубке большого участка леса. Но имеются грунтовые дороги, по которым можно проложить хорошие веломаршруты без ущерба для окружающей среды. Строительство не только причиняет ущерб лесу. Представьте себе проложенную параллельно асфальтированной дороге велодорожку. Прогулка по Беловежской пуще уже не будет такой уникальной, как сейчас. Мне кажется, что будет ощущение города, а так хочется, чтобы пуща сохранилась такой, какой мы видим её сейчас».

Зелёный портал попытался выяснить в отделе туризма нацпарка, какими в действительности будут велопрокат и велоинфраструктура на природоохранной территории. Там нам подтвердили, что будущее развитие планируется в рамках совместного с ЕС проекта, однако раскрыть подробности по телефону отказались, предложив направить на адрес администрации нацпарка официальный запрос.

 

— Велодорожка вдоль огибающей пущу кольцевой дороги, чтобы велосипедисты могли безопаснее переезжать в другую часть стародавнего леса, ещё возможна. Но отдельная внутри массива — категорически нет! В Беловежской пуще сейчас и так слишком много велосипедистов! В диких местах не должно быть никаких асфальтированных дорожек, тем более в нацпарке, где их уже и так достаточно! На то это и «дикий» туризм: люди должны получать эстетическое впечатление от естественных лесных тропинок, нависающих над ними деревьев, непокошенных обочин. А у нас везде хотят навести порядок, как в парке, — прокомментировал новость Константин Чикалов. — Должно быть чёткое разделение: дикий лес в заказнике, нацпарке или парк в городе. Нельзя делать из природных территорий облагороженные парки: этим только уничтожится вся их эстетическая ценность, и туристы не будут получать того впечатления, какое доставляет дикий, нетронутый лес.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.05.2017 Аўтар: Анна Волынец

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.